172266w200zc0

Через несколько дней Диане, появившейся на свет с весом чуть больше килограмма, исполнится годик. Мама девочки рассказала, почему ей пришла идея шить одежду для недоношенных детей

— Когда у меня начались схватки, подумала: это тренировочные, скоро они прекратятся, — рассказывает 28-летняя киевлянка Александра Балясная. — Если бы сразу вызвала «скорую», роды можно было бы остановить. Но я приехала к врачам, когда уже ничего нельзя было изменить. Через два часа после того, как меня доставили в Киевский перинатальный центр, дочка появилась на свет. Это произошло 25 ноября прошлого года. Я была на седьмом месяце беременности. Единственное, за что переживала, будет ли дышать ребенок. К счастью, малышка закричала, ее положили мне на грудь. Дочка весила один килограмм 270 граммов, но затем, как это бывает после появления на свет, потеряла 150 граммов. Никому, даже самому заклятому врагу, не пожелаю того, что мне пришлось пережить в те дни.

360 baby copy

Девочку сразу опре­делили в реанимационное отделение. Для этого ее не пришлось перевозить в специализированную клинику. На базе роддома № 7 полтора года назад открыли перинатальный центр, в котором предусмотрена возможность оказания помощи недоношенным детям с первой секунды после момента появления на свет и до того дня, когда такая кроха наберет положенный вес и ее жизни уже ничего не будет угрожать.

— Меня выписали на третьи сутки после родов, — продолжает Александра. — Это было ужасно — я вышла к мужу одна, без ребенка! Денис так ко мне торопился, что купил немного увядшие цветы… Неудивительно, что со мной случилась истерика. Я вообще первые четыре дня плакала практически без остановок. Мне разрешали навещать дочку в реанимации. Я подходила к кувезу, где ее выхаживали, смотрела на кроху и ревела. Врачи ничего не прогнозировали. День прошел, состояние не ухудшилось — уже хорошо. Нам разрешили окрестить малышку. Хотелось защитить ребенка всеми возможными способами. В течение 12 дней Диана находилась в реанимации. Затем ее перевели в отделение, где я могла находиться вместе с ней. Нужно было ухаживать за дочкой, переворачивать ее в кувезе, а я, помню, боялась даже прикоснуться к ней. Диана была такой хрупкой, что, казалось, любое мое движение ей навредит. Но вскоре всему научилась. Нас выписали, когда дочке исполнилось почти два месяца. Вот это уже был праздник! Я вышла к мужу с Дианой на руках. Он встречал нас с невероятно красивым букетом.

240 family copy

— Наш центр открылся почти два года назад на базе седьмого киевского роддома, — говорит главный врач Киевского перинатального центра Виктория Белая. — За это время у нас на свет появились 250 детей с критически низкой массой тела, то есть весившие меньше полутора килограммов, 170 из них удалось выходить. Самым маленьким пациентом был мальчик, родившийся весом всего 790 граммов. Весь коллектив центра рад, что накануне Международного дня недоношенного ребенка, который с 2009 года отмечается 17 ноября, родители привели детей к нам на праздник. Для врачей тоже является победой то, что малыши, которые еще недавно были их сложными пациентами, сейчас не отличаются от сверстников.
«Оплакивают мертвых. Над живыми детьми не плачут!»

— Мы с Денисом мечтали о детях, но, честно говоря, не планировали так быстро — хотелось купить квартиру побольше, на ноги стать покрепче, — рассказывает Александра. — О беременности я узнала в день 31-летия мужа. Сделала ему подарок. Первые месяцы не очень осознавала, что внутри меня растет новая жизнь. Но когда ребенок начал биться, поняла: он есть, реагирует на мой голос, слушает, когда с ним разговаривает папа. На УЗИ не могли точно сказать, кто у нас будет — дочь или сын. Я почему-то ждала мальчика, а вот муж буквально настаивал на том, чтобы я родила девочку. Даже имя для нее выбрал заранее.

В день, когда у Саши начались преждевременные роды, она должна была стать крестной мамой ребенка своей подруги.

— Между схватками я объясняла мужу, где лежат вещи, приготовленные для крестин, кому это нужно отдать, — продолжает Александра. — Связывалась с коллегами по работе — в агрокомпании я занималась организацией мероприятий. Необходимо было объяснить, что к чему, передать какие-то дела, ведь не успела оформить декрет. А какие у меня были планы на последний триместр беременности! Мечтала каждый день по два часа гулять в парке, сделать в квартире генеральную уборку… Но дочка решила, что ей нужно появиться раньше.

Саше тяжело даются воспоминания о том, что происходило в ее жизни год назад. Во время нашей беседы она старалась сдерживать эмоции, но ее глаза постоянно наполнялись слезами.

— Очень сложно находиться в палате не с новорожденным ребенком, как другие мамы, а с ноутбуком, — говорит Александра. — Понимала тогда, что не должна плакать, что дочка это чувствует, из-за чего ей тоже плохо. Но справиться с эмоциями не удавалось. Мне помогла психолог из Института акушерства и педиатрии. С Евгенией Владимировной я была раньше знакома, поэтому сразу ей позвонила, как только вышла из роддома. При встрече она сказала мне очень важную фразу: «Оплакивают мертвых. Над живыми детьми не плачут!» Больше я ни разу не зарыдала у кувеза дочери!

Выхаживая недоношенных детей, неонатологи постоянно говорят о том, насколько важно, чтобы им помогали родители. Конечно, мам не допускают проводить медицинские процедуры, но учат контролировать показатели следящей аппаратуры, менять памперсы, кормить через катетер, а также рекомендуют говорить со своими малышами, петь им колыбельные, поглаживать крохотную ручку. Такой контакт — и это научно доказано! — помогает деткам быстрее выздоравливать.

— Мне кажется, первые недели после того, как Диану перевели в отделение, я вообще не спала, — рассказывает Александра. — Нужно было сцеживать молоко, что занимало много времени, а также стерилизовать бутылочки, записывать время кормления и количество съеденного, вес дочки, температуру тела… Так как недоношенные дети слабенькие, у них нет сил тянуть молоко из бутылочки, поэтому положенные 50 миллилитров Диана могла пить целый час, время от времени засыпая во время этого процесса. Со мной в палате находилась еще одна мама недоношенного ребенка. Мы с ней очень сдружились, помогали друг другу по ночам, из-за чего называли друг друга «ночные феи».

Тогда же я поняла, что у нас нет никакой литературы для мам недоношенных деток. Как себя вести, чего бояться, на что обращать внимание, где брать силы, о чем думать, чтобы не впасть в беспросветное отчаяние — на эти вопросы нет ответов. Что должны говорить и делать родные — муж, бабушки, дедушки? А ведь им тоже нелегко в этот период. У врачей, которые занимаются самым важным — здоровьем малышей — просто физически нет возможности беседовать с мамами. Хотя они умудряются это делать. В России уже есть буклеты на эту тему. Они очень нужны и украинским перинатальным центрам.
«Тридцать лет назад выходили мою подругу Аню, появившуюся на свет на 26-й неделе с весом 920 граммов»

— Роды, которые произошли от 22 до 37 недель беременности, считаются преждевременными, а появившийся малыш — недоношенным, — объясняет заведующая отделением анестезиологии и интенсивной терапии новорожденных Киевского перинатального центра Валерия Тышкевич. — У таких малышей из-за незрелости легких часто бывают проблемы с дыханием, а из-за неразвитых иммунной и кроветворной систем могут возникнуть сепсис, тяжелая анемия. Естественно, все это вызывает стресс и панику у родителей. Чтобы помочь справиться с ними, мы подробно объясняем, что делаем, от чего зависит улучшение состояния наших маленьких пациентов. Разрешаем не только мамам, но и папам, бабушкам с дедушками навещать ребенка, разговаривать с ним. Современная аппаратура, лекарства, методики позволяют нам выхаживать младенцев, которые при рождении весили даже 500 граммов! Мы рассказываем об этом, чтобы мамы перестали бояться и начали спокойно ухаживать за своими детьми.

roddom copy

— Чтобы не сойти с ума, я практически каждый день общалась со своей коллегой по работе, с которой сильно сдружилась за последние годы, — продолжает Александра. — Аня однажды рассказала, что родилась на 26-й неделе беременности и весила всего 920 граммов. А ведь тридцать лет назад в роддомах и детских больницах еще не было такой дыхательной аппаратуры и кувезов с подогревом, как сейчас, но Аню выходили. Я звонила ей и просила: «Поговори со мной! Скажи, что и с моей Дианой все будет в порядке. Она тоже вырастет такой же красавицей, как и ты». Аня разговаривала со мной, сколько мне было нужно. Благодаря этим беседам я и смогла все вынести. Она мне по телефону рассказала, что единственная проблема, связанная у нее с недоношенностью, — лишний вес, с которым она постоянно борется. Меня это очень развеселило, ведь Аня выглядит как модель на подиуме. Изящная красавица. На что она возражает: «Это потому, что я слежу за собой. А мама, видимо, пережив такой стресс, когда я родилась, до сих пор постоянно пытается меня накормить булочками и пирогами».
Недоношенными родились Исаак Ньютон, Александр Пушкин, Уинстон Черчилль

С Александрой — очаровательной молодой женщиной — я познакомилась во время Международной конференции неонатологов, которую уже не первый год организовывает Фонд Виктора Пинчука. Сто специалистов со всех регионов Украины приехали послушать лекции своих коллег из-за рубежа. Они подходили и брали буклеты для мам своих крошечных пациентов со стола, на котором лежала одежда кукольного размера. Всего несколько месяцев назад Саша начала шить распашонки, костюмчики, шапочки, носочки и рукавички, которые рассчитаны на недоношенных детей. Оказывается, для таких крох в наших магазинах ничего нет.

— Сначала малыши лежат в кувезах в носочках, шапочках и подгузниках, — объясняет Александра. — Но даже в самых маленьких подгузниках, которые можно у нас купить, недоношенные малыши утопают, помещаясь практически целиком. Врачи не раз говорили, что это мешает им выполнять некоторые процедуры, задевает катетеры. Оказывается, за рубежом есть подгузники размером со спичечный коробок со специальным вырезом для пупка. Помню, как умоляла родных купить самые маленькие носочки для Дианы, ведь те, которые рассчитаны на новорожденных, легко слетали с ее ножек. Тогда очень корила себя: что я за мать, если не могу найти для своего ребенка одежду подходящего размера? С шапками тоже была проблема. Косыночку, которую завязывают на голове трехкилограммового новорожденного, я дважды оборачивала вокруг головы дочки, а узелок торчал над ее лбом, как у Солохи. Когда врачи сказали, что мою малышку уже можно одевать в распашонки и ползунки, поняла: у нас для килограммовых малышей одежек просто нет. В «человечке» самого маленького размера Диана терялась. «Ведь должны же где-то быть костюмчики и на таких крох!» — говорила я родным. И действительно, моя сестра, которая живет в Голландии, обнаружила магазин для недоношенных детей, где купила и пустышку, и соски для бутылочек, и носочки с рукавичками, и шапочку, и кофточки со штанишками.

Диану выписали, когда она весила два килограмма и ее жизни ничего не угрожало. Александра, многому научившаяся в перинатальном центре, теперь уже могла ухаживать за дочкой дома без помощи врачей и медсестер.

— В перинатальном центре я видела табличку, что оборудование для выхаживания новорожденных предоставил Фонд Виктора Пинчука в рамках проекта «Колыбели надежды», — говорит Александра. — Во многом благодаря именно такой современной аппаратуре моя дочка выжила. Поэтому, испытывая огромное чувство благодарности за участие в судьбе моей малышки, я написала письмо в фонд и позвонила Светлане Гавриленко, руководителю проекта Фонда Виктора Пинчука «Колыбели надежды».

Первое время молодой маме некогда было думать об отсутствии каких-то детских вещей на рынке Украины. Но когда ритм жизни наладился, дочка немного подросла, женщина вспомнила об этой проблеме.

— Я начала искать подобные товары через интернет, пыталась их завозить из Польши, Голландии, но получалось дороговато, — говорит Александра. — И тогда решила, что подобрать подходящую мягкую ткань и договориться с ателье, чтобы пошить ползуны и «человечки», можно и здесь. Я не планировала открыть бизнес. Помню, когда привезла в перинатальный центр заграничные бутылочки и соски, чтобы мамы могли купить их для своих деток, даже гривня наценки казалась мне громадной. Я не бизнесмен по своей натуре. Мне просто очень хотелось облегчить жизнь женщинам, которые оказались в такой же ситуации, в какой еще недавно была я. А ведь удобная соска, красивая и подходящая по размеру шапочка способны утешить молодую маму, заставить ее улыбнуться своему малышу, лежащему в кувезе. Это уже немаловажно.

240 clothes copy

Так я начала шить небольшими партиями одежду для детей весом от 800 до 2500 граммов, вкладывая в это свои сбережения. Товары для недоношенных малышей можно заказать на сайте www. ranenko.com. Об этом я рассказала и Светлане Гавриленко, а она предложила показать продукцию врачам всей Украины во время конференции. Они же могут передать информацию мамам, которые вместе с детьми находятся у них на лечении.

А еще у меня есть идея сделать календарь для перинатальных центров, в котором можно было бы увидеть уже взрослых состоявшихся людей, родившихся недоношенными. Моя подруга Аня первой дала добро на участие в таком проекте. На страничке возле фотографии человека будет указан вес, с которым он появился на свет, а также его про­фессия. Думаю, для родителей недоношенных деток это будет отличной поддержкой. Я же сама совсем недавно с удивлением узнала, что раньше времени и с небольшим весом родились такие известные люди, как Наполеон, Исаак Ньютон, Антонио Вивальди, Александр Пушкин, Виктор Гюго, Ренуар, Уинстон Черчилль. Так что иногда крошечные при рождении ножки оставляют наиболее заметные следы в истории.

Александра предлагает всем людям, которые знают о том, что они родились недоношенными, принять участие в ее проекте. Связаться с инициатором акции можно через сайт или по телефону (063) 347−57−49.

По материалам Виолетта КИРТОКА «ФАКТЫ»